Кто владеет информацией,
владеет миром

"Лебединое озеро" как аккомпанемент к историческим трагедиям

Опубликовано 16.10.2021 автором в разделе комментариев 3

фашизм гитлер
"Лебединое озеро" как аккомпанемент к историческим трагедиям

Только не рассказывайте, пожалуйста, что вы не читали «Шахматную новеллу» Стефана Цвейга,    -    конечно, читали.  Если вдруг кто не читал, не беда   -   пробел восполняется за полчаса.  Освежите в памяти и бегите в ближайший кинотеатр   -  вчера в российский прокат вышел фильм немецкого режиссёра Филиппа Штёльцля «Королевская игра»,  которую сложно назвать экранизацией цвейговской новеллы,  скорее это «фантазия на тему». 

Консервативный зритель,  ценящий буквальное следование литературному первоисточнику  (я к ним и себя причисляю),  может отнестись к картине настороженно, но, уверяю вас, не будет разочарован.  «Королевская игра» Штёльцля, снятая, кстати, по сценарию выходца из СССР  Эльдара Григоряна,  с одной стороны, не противоречит ни одному слову текста великого австрийца, а с другой   -   открывает такие смысловые бездны, что заурядная, в общем-то, история приобретает характер экзистенциальной трагедии.

Если в новелле Цвейга сюжет закручивается вокруг шахматной партии, сыгранной на борту плывущего в Америку трансатлантического лайнера вымышленным чемпионом мира Мирко Чентовичем и неким господином Б., то в фильме Штёльцля этот самый Б.  -  богатый и влиятельный венский нотариус Йозеф Барток   -   и есть центральный персонаж, а пресловутая партия то ли была в реальности, то ли стала галлюцинаторным видением Бартока, стремительно теряющего рассудок после нескольких месяцев заточения в отделении гестапо, оборудованном гитлеровцами в лучшем отеле Вены  -  «Метрополе».

Авторы намеренно сбивают хронотоп  -  путают временные пласты, чтобы сны и видения с трудом отличались от яви, чтобы воссоздать долгую и мучительную потерю рассудка главным героем.  Фильм начинается посадкой сломленного многомесячным заточением, деморализованного Бартока на корабль вместе со своей женой (у Цвейга она упомянута лишь вскользь в рассказе героя, а в фильме  её внезапные исчезновения и появления иллюстрируют его прогрессирующее безумие, под конец фильма вообще непонятно, была ли она в реале, или это болезненное воспоминание-наваждение).  Роль нотариуса Бартока исполняет Оливер Мазуччи, без которого в последнее десятилетие не обходится ни один значимый немецкий фильм, его жены   -   Биргит Минихмайр, актриса весьма нестандартной внешности, типажом напоминающая нашу Инну Ульянову.  В который раз убеждаешься, что актёрское мастерство требует достойного и талантливого обрамления   -   в тягостно-однообразном «Фассбиндере» Оскара Рёлера  Мазуччи был однопланов и однообразен, в «Королевской игре» же демонстрирует такое виртуозное владение мастерством перевоплощения, такие тончайшие нюансы психологического рисунка роли, голосовые обертона и возможности мимики, что  с трудом угадываешь в полубезумном узнике гостиничного номера, изолированного от любого общения с внешним миром и любых источников информации,  франтоватого бонвивана, танцевавшего венские вальсы в городской ратуше в начале картины.

Если в «Шахматной новелле» исторический контекст лишь пунктирно, штрихами подаётся читателю из уст самого главного героя, его монолога, то в фильме Штёльцля мы видим обстоятельнейшую  экспозицию,  яркими красками и широкими мазками рисующую столицу Австрии до, во время и после аншлюса-1938.  Счастливая, беззаботная, танцующая Вена, не осознающие опасности и не чувствующие тревоги венцы  («Пока Вена танцует, этот мир не закончится»)  стремительно погружается в новую реальность, и режиссёру удаётся передать нарастающее напряжение, когда липкий пот струится по спине   -   наивное легкомыслие героев, свято убеждённых  в том, что австрияки скажут гордое «нет» Гитлеру на референдуме, и ничто не сможет поколебать привычный уклад беспечной жизни, разбивается о суровую правду:  в ночь после выдвинутого ультиматума гитлеровские войска входят в австрийскую столицу.  Какой-то фатальный, горький символизм есть в том, что в ночь аншлюса, перед тем, как протранслировать капитулянтский лепет Шушнига, ,австрийское радио передавало  "Лебединое озеро".  Какая-то особая музыка, видимо, которой свыше предназначено сопровождать драматические события истории.

Вся сюжетная линия, связанная с необычным заточением  главного героя    -  это, по сути, противоборство двух  антагонистов, Бартока и  руководителя венского отделения гестапо  Бёма, испытывающего на своём пленнике садистские приёмы доведения до животного состояния, не прибегая при этом к обычным для своей практики методам физического воздействия, пыткам и мучениям.  Информационная, коммуникативная, эмоциональная депривация приводит к поразительным результатам, и Оливер Мазуччи мастерски демонстрирует нам пошаговое превращение из полного жизненных сил человека в обезумевшего полумертвеца.  «Королевская игра» куда более драматична и надрывна, нежели литературная первооснова:  если в книге подчёркивается, что Бартока его тюремщики и пальцем не трогали, то в фильме явственно намекается на допросы с пристрастием;  если в новелле  украденный  узником учебник по шахматам становится спасательным кругом и последней возможностью не свихнуться от длительной изоляции, то в фильме шахматная одержимость оказывает неоднозначное воздействие на героя,  -  не поймёшь, то ли спасительное, то ли, наоборот, губительное.   Если в книге мотивация героя к молчанию и невыдаче информации о счетах высшей австрийской аристократии, баронов и князей    -   просто профессиональная честь, то при просмотре фильма начинаешь сомневаться, а не финансы ли коммунистов-подпольщиков оберегает от пристального гестаповского ока  героический нотариус:  укреплению этой версии весьма способствует введение в сценарий фильма персонажей, которых нет в книге    -  товарищ Бартока, который предупреждает нотариуса о необходимости бежать из страны, при убийстве которого в гестаповском подвале суждено присутствовать главному герою,  другие его коллеги и приятели, вереницей проходящие через истязания в застенках.  Всё это придаёт Бартоку, обычному профессионалу с принципами,  героическую ауру: смотришь на виртуозный психологический дуэт палача и его жертвы, и отпадают последние сомнения, кто из них  двоих Сверхчеловек.

Самая мистическая и загадочная часть картины    -   путешествие героя на корабле, плывущем в Америку, где и происходит роковая партия в шахматы.  Если в новелле Цвейга эта партия играет роль завязки, экспозиции, повода к произнесению героем своего монолога-исповеди, то в фильме весь корабельный сюжет, включая игру с чемпионом мира по шахматам, диковатым, заросшим буйной растительностью Чентовичем, в котором угадываются до боли знакомые герою ненавистные черты его мучителя Бёма,  -  скорее галлюцинаторное видение, плод воспалённого и изнурённого сознания.  Такое прочтение цвейговского первоисточника не вызывает ни раздражения, ни возражений   -   фантазийные изломы сценария вкупе с угнетающе-завораживающей музыкой Инго Френцеля  создают совершенно сюрреалистические ощущения пограничных переходов из сна в явь, из воспоминаний в настоящее, из наваждения в реальность.  Финальные кадры     -  белые коридоры сумасшедшего дома, где мы видим главного героя одновременно в двух инкарнациях, усугубляют иллюзию нереальности увиденного, и это тоже абсолютная новация авторов фильма по сравнению с литературной основой.

Столь своеобразная трактовка авторами фильма «Шахматной новеллы»   -  последнего произведения Цвейга, написанного перед его роковым самоубийством   -  выглядит и как попытка оправдания автора, не нашедшего в себе сил принять новую реальность, и как объяснение того смятения чувств, которое губит человека, пытавшегося убежать от   всепроникающего тоталитаризма нацистской Европы и крушения мира, погружающегося во тьму.  «Королевская игра»   -  зрелище непростое, и, выйдя из кинотеатра, вы будете долго хватать ртом воздух и радоваться каждому листочку под вашими ногами.  



Рейтинг:   4.43,  Голосов: 7
Поделиться
Всего комментариев к статье: 3
Комментарии не премодерируются и их можно оставлять анонимно
Re:
это написал 17.10.2021 18:28
про Стефана Цвейга
(без названия)
не читали написал 17.10.2021 18:26
говорят, якобы этот сын Австрийского банкира,
еврей, покончил жизнь в Бразилии, НЕ ДОЖДАВШИСЬ
ПОБЕДЫ СТАЛИНГРОАДА, унес с собой сожительницу
------------
Вся Бразили или Мексика Хоронило этого Банкира из АВСТРИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
--------
это добавочука к посту
(без названия)
ср написал 16.10.2021 13:12
А австрийцы аншлюсу и не сопротивлялись, легко став частью рейха. 22 июня 1941 года 90тысяч болельщиков на Олимпийском стадионе в Берлине переживали события на поле финала Кубка Германии по футболу "Шальке"-"Рапид"(Вена). "Шальке" вел 3-0, но во втором тайме венцы забили четыре мяча и победили 4-3. В это-же время 45я пехотная дивизия вермахта, сформированная в Линце, на родине фюрера, штурмовала Брестскую крепость.
Опрос
  • Какой процент зарплаты должен быть фиксированным по отношению к премии?:
Результаты
Интернет-ТВ
Новости
Анонсы
Добавить свой материал
Наша блогосфера
Авторы

              
Рейтинг@Mail.ru       читайте нас также: pda | twitter | rss